Бизнес обладает огромной способностью достигать самых границ нашего общества и помогает предоставлять возможности для каждого человека. Думай, прежде чем вкладывать деньги, и не забывай думать, когда уже вложил их. Бизнес — это мир побудительных стимулов и мир любви. Секрет бизнеса в том, чтобы знать что - то такое, чего не знает больше никто.
*

Основные подходы к анализу концепта Россия в творчестве К. Д. Бальмонта

Основные подходы к анализу концепта Россия в творчестве К. Д. БальмонтаСтатья опубликована в №22 (июнь) 2015 Разделы: Размещена 30.06.2015. Последняя правка: 03.07.2015. Основные подходы к анализу концепта Россия в творчестве К. Д.Бальмонта Дворяшина Н. А., доктор филологических наук, доцент, ГОУ ВПО ХМАО-Югры Сургутский государственный педагогический университет, кафедра филологического образования и журналистики УДК 821.161.1 Языковая картина мира отражается в ключевых словах или, по-другому, в концептах. Термин  концепт  в лингвистике является старым и новым одновременно. В 1928 г. С. А. Аскольдов опубликовал статью "Концепт и слово", где определил  универсалию  (концепт) как "мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределённое множество предметов одного и того же рода" [1, с. 271]. Однако до середины XX века понятие "концепт" не воспринималось как термин; лишь в 80-х годах его стали использовать для объяснения единиц психических процессов, происходящих в сознании. Лингвокультурный концепт  – термин современный, интегративный, прочно утвердившийся в методике русского языка, но до сих пор не имеющий единого определения.

Исследованиями концептов плодотворно занимаются такие учёные, как Е. С. Кубрякова, Р. М. Фрумкина, Н. Д. Арутюнова, А. П. Бабушкин, А. Вежбицкая, С. Е. Никитина, В. Н. Телия и др. В "Большом энциклопедическом словаре" дается следующее определение концепта: "Концепт (от лат. conceptus – мысль, понятие) – смысловое значение имени (знака), т. е. содержание понятия, объект которого есть предмет имени (напр., смысловое значение имени Луна – естественный спутник Земли)" [8, с. 625]. Исследуя концепт Россия в творчестве Бальмонта, мы пришли к выводу, что возможны три основных подхода к анализу данного концепта. Во-первых, несомненным фактом является наличие темы Родины в каждом сборнике поэта; в связи с этим возможно изучение данной темы поэтапно, следуя исторической и хронологической последовательности, сборник за сборником. Так, известно, полноценным дебютом К. Д.Бальмонта принято считать сборник "Под северным небом" (1894).

Выпущенный четырьмя годами ранее "Сборник стихотворений" (или "Ярославский сборник") поэт сам изъял из печати. Сквозным образом проходит в сборнике "Под северным небом" образ России. Отношение Бальмонта к родине на этом, доэмигрантском этапе, в полной мере отражено в стихотворении "Родная картина":   Стаи птиц. Дороги лента.

  Повалившийся плетень.   Грустно смотрит тусклый день,   Ряд берез, и вид унылый   Придорожного столба.   Как под гнетом тяжкой скорби,   Покачнулася изба.   Полусвет и полусумрак,-   И невольно рвешься вдаль,   Бесконечная печаль [2, с. 29]. Бальмонт, жаждущий свободы, стремится прочь из России ("...И невольно рвешься вдаль"). Она кажется поэту слишком тесной, ограничивает полет мысли. Родная картина навевает уныние, даже милые березы не радуют глаз, ведь, как и всё остальное, они неизменны.

Поэт использует один из своих излюбленных приемов – олицетворение:  грустно смотрит, покачнулася изба.   Они, а также эпитеты   тусклый день, отуманенное небо   создают образ однообразного серого пространства. Интересным в сборнике является отражение полярных состояний и чувствований лирического героя в его восприятии Родины. Так, если в стихотворении "Родная картина" он стремится прочь из России, то в другом  – "У фьорда" – он жаждет уже иного: душа его стремится домой, в родные края:                             Прочь душа отсюда рвется,                             Жаждет воли и простора,                             Жаждет луга, трав душистых...                             ...................................................                             В царстве степи и луны [2, с. 32]. На смену прежним, неприглядным картинам и образам приходят другие: простор и ширь родных полей, аромат душистых луговых трав, манящая и волнующая душу музыка колокольчика русской тройки, заставляющая вспомнить  гоголевские строки: "Чудным звоном заливается колокольчик…" [6, с. 225]. Для Бальмонта – это тоже и чудный мир, и чудные картины, и чудный звон. Россия в стихотворениях поэта всегда разная, она меняет свои лики: припевы, подобные приветам из детства в "Колыбельной песне" ("Спи, моя радость, усни!..

" [2, с. 39]), культурные образы в "Памяти И. С. Тургенева" ("...Родной страны суровые метели / Рыдают скорбно в сумраке ночном,/ Баюкают тебя в своей постели / И шепчут о блаженстве неземном" [2, с. 42]), в ликах природы - таинственной, нереальной, но временами всё же близкой и родной ("Как кроток и отраден  день лучистый, / И как приветна ив прибрежных сень. / Как будто ожил даже мшистый пень, / Склонясь к воде, бестрепетной и чистой" [2, с. 32]), в образе Христа ("Одна есть в мире красота - / Любви, печали, отреченья / И добровольного мученья / За нас распятого Христа" [2.С.28]), воскрешающие в памяти прекрасные лики икон, деревенский быт, леса, поля, детство. Заданный образ России развивается дальше в следующем сборнике Бальмонта – "В безбрежности" (1895). В целом данный сборник, сыгравший важную роль в становлении символизма в России, посвящен поиску идеального начала. В программном стихотворении сборника – "Я мечтою ловил уходящие тени...

" – Бальмонт ищет ответы на самые сокровенные вопросы бытия, ловит и запечатлевает ускользающие мгновения. Последующие стихотворения сборника "В безбрежности" развивают этот образ поиска. Так, в сонете "Бесприютность" слышатся схожие нотки со стихотворением "Родная картина", но здесь представленный образ другой. Лирический герой не просто хочет вырваться за пределы домашнего очага и привычного быта, у него уже есть определенный идеал, куда он стремится попасть ("Я слышу рев и рокот водопада, / Мне грезятся морские берега / И гор неумолимая громада" [2, с. 66]). "В безбрежности", как и в сборнике "Под северным небом", перепевается детская колыбельная ("Спи, моя печальная, / Спи, многострадальная, / Грустная, стыдливая,/ Вечно молчаливая. / Я тебе спою /Баюшки-баю [2, с. 82]), фантастические образы перемежаются картинами реальной природы ("Поблекли маргаритки, /Склонив головки вниз, / И липкие улитки / На листьях собрались [2, с. 94]), лирический герой  в поисках истины обращается к религии ("В тиши полуразрушенной гробницы / Нам истина является на миг. / Передо мной заветные страницы,  То Библия, святая книга книг" [2, с. 112]). Но этого всего недостаточно. Лирический герой устремляется дальше, за пределы, в  безбрежность.

И самому Бальмонту еще не дано узнать, что вдали от родины он не будет счастлив. Последующие годы эмиграции сделают  Россию  самым желанным местом, куда будет стремиться душа поэта. Анализ в рамках данного подхода позволяет изучить концепт России в эволюции, в пропорциях, позволяет уяснить колебания значения данной темы в произведениях Бальмонта. Согласно второму подходу, детальное изучение концепта Россия возможно при разделении творчества Бальмонта на два крупных этапа: доэмигрантский и эмигрантский. Эти два периода, строго говоря, не противопоставлены друг другу, однако несомненным является тот факт, что поэт по-разному расставлял акценты в эти периоды, и тема России заиграет с неожиданной силой только в период вынужденной эмиграции поэта. На этом подходе мы не будем останавливаться подробно ввиду его ограниченности. Согласно третьему подходу, в творчестве поэта можно выделить крупные блоки – темы, к которым поэт постоянно обращается – тема религии и Бога, поиск смысла существования, лирическая тема и др., и, наконец, тема – или точнее концепт – России. Уже первые сборники  дают возможность убедиться в значимости для поэта этого концепта, который, состоя из совокупности концептов более мелкого уровня – микроконцептов – дает наиболее полное представление о значении темы родины в творчестве поэта. Именно к этим микроконцептам Бальмонт регулярно обращается, развивая тему России.

Среди них можно выделить следующие: детство, родной дом и семья, русская природа, Москва (начиная с более зрелых сборников поэта), язык, культура (история, фольклор, музыка, мифология, пластические искусства, театр), народ, само понятие Родины в самом широком смысле этого слова. Тесно взаимосвязанными являются микроконцепты детства, дома, семьи (родителей), природы, Родины. Они нанизываются в творчестве поэта на образ детства и через него репрезентируются. Семья, дом, родные и близкие, самые первые детские впечатления станут основой никогда не изменяемого чувства любви к Родине и для многих художников рубежа XIX–XX веков, в частности таких, как И. А. Бунин, И. С. Шмелев, Б. К. Зайцев и др. В детские годы, – признавался И. А. Бунин, "коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России... <...>, и я вдруг почувствовал <...> ее прошлое и настоящее <...> и свое кровное родство с ней..."[5, c. 49]. О России, которая "заглянула" в его детскую душу, рассказал И. С. Шмелев в романе "Лето Господне", именно о "легендарной России <...> детства и юности" помнил всегда Б. К. Зайцев [7, с. 44]. Микроконцепт детства раскрывается в прозе и поэзии Бальмонта через призму собственного детства. Для Бальмонта, детство  –  это каждодневное новое познание  мира, каждая новая встреча с Россией, с ее природой, лесами, полями, лугами, цветами, с ее фольклором и историей.

Детство представлено такими лексическими группами как окружающие люди, топосы, природа, эмоции и переживаемые события, музыка, слово и игры. Как описывает свое отношение к детству сам поэт в очерке "На заре": это "...райское, ничем не нарушенное радование жизнью" [4, с. 501-506]. Микроконцепт семьи и родителей связан с чувством сердечной признательности отцу и матери, даровавшим ему счастливое детство, помогшим проникнуть "в красоту лесов, полей, болот и лесных рек" [3, с. 369] – ощутить себя накрепко связанным с Россией, принять себя как частичку  русского мира,  приобщиться к русской культуре и русскому Слову. Отчий дом, в русской культуре вобравший в себя целый спектр родственных в духовно-культурном плане проблем, – семьи, рода, родины, традиций и обычаев – для поэтов в эмиграции приобрел также философско-нравственное измерение: образ дома был переосмыслен в качестве некой нравственной величины, изменилось его значение и наполненность. Так, образ родного мира в связи с оторванностью от домашнего очага становится центральным в произведениях поэтов XX века. Утраченный дом как символ есть в творчестве В. Иванова, Д. Мережковского, В. Ходасевича, М. Цветаевой, И. Шмелева, И. Бунина и других.

Привычный образ дома как убежища, неприкосновенного места, очага, семьи, традиций, преемственности, расщепляется по мере происходящих в России изменений. Микроконцепт дома связан с мотивом вечного возвращения к своим истокам. Для Бальмонта это возвращение в детство, в отчий дом, в Гумнищи, в Москву, в Россию. Наиболее ярко прочувствовать связь Бальмонта с русской литературной и культурной традицией можно через микроконцепт природы.

  Его стихи оживляют в памяти пушкинскую и фетовскую осень, зарисовки природы Левитана, Саврасова, Шишкина, природу Чайковского и всех других. Анализ лексики показывает, что мир природы представлен такими лексико-семантическими группами как времена года, растения и цветы,  птицы, насекомые и животные, звуки и запахи, а также эмоциональные переживания лирического героя. Через микроконцепт Родины Россия осмысливается поэтом в разных ипостасях, в разных ликах. Ключевые слова бальмонтовских текстов о России – "Мать", "Невеста", "Желанная", "Жена", "сестра" (эти образы перекликаются с образами А. Блока -  "О Русь моя, жена моя!"), "птица-тройка" (образ Н. Гоголя), "цветок", "Сад" и "Древо" (библейские образы), "Храм", "Жар-птица", "птица Стратим", "сказка"(языческие образы), "Держава" "Единственный Край", "Родимый Край", "стихия", "Край мой Отчий", "Отчий Дом", "Отчее Лоно" (собирательный образ Родины-России).  Все это свидетельствует о глубине постижения Бальмонтом русского мира, русской жизни, судьбы России, ее прошлого, настоящего и будущего. 1. Аскольдов С. А. Концепт и слово / Русская словесность. Антология. – Москва: Academia, 1997.

2. Бальмонт К. Д. Собрание сочинений в 7 томах. Т. 1: Полное собрание стихов 1909– 1914: Кн. 1-3; Вступ. ст. В. Макарова. – М.: Книговек, 2010. 3. Бальмонт К. Д. Автобиографическая проза / Сост., подгот. текстов, вступ.

ст., примеч. Романенко А. Д. – М.: Алгоритм, 2001. 4. Бальмонт, К. Д. Избранное: стихотворения, переводы, статьи. / Сост. Макогоненко Д. Г. – М.: Правда, 1990. 5. Бунин, И. А. Собр. соч.: В 6 т. – М.: Худож.

лит., 1988. – Т. 5. – С. 49. 6. Гоголь Н. В. Собр. соч.: в 9 т. Т.9. – М.: Русская книга, 1994. 7. Зайцев, Б. К. Молодость – Россия // Зайцев Б. К. Голубая звезда: Повести и рассказы. Из воспоминаний. – М.: Моск.

рабочий, 1989. 8. Прохоров А. М. Большой энциклопедический словарь / Под. гл. ред. Прохорова А. М. – М.: Советская энциклопедия", 1993. 9. Ханзен–Леве, А. А. Русский символизм. Система поэтических взглядов. Мифопоэтический символизм начала века.

Космическая символика. – Спб.: Академический проект, 2003. Рецензии: 1.07.2015, 8:36 Рецензия : Статья, несомненно, интересна. Однако автору необходимо ванимательнее вычитать текст, устранив опечатки, стилистические "неточности". Необходимо рассматривать данный вопрос, на наш взгляд, в тесном "соприкосновении" с культурным контекстом эпохи, определять и тонкие связи с литературой 19 века. Стоит расширить библиографический список. Комментарии пользователей:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Реклама

^
^

Реклама

^

Популярные теги сайта

Календарь