Бизнес обладает огромной способностью достигать самых границ нашего общества и помогает предоставлять возможности для каждого человека. Думай, прежде чем вкладывать деньги, и не забывай думать, когда уже вложил их. Бизнес — это мир побудительных стимулов и мир любви. Секрет бизнеса в том, чтобы знать что - то такое, чего не знает больше никто.
*

Финансовые санкции против России и их воздействие на рынок

Финансовые санкции против России и их воздействие на рынокРазделы: Размещена 26.04.2015. ст. преподаватель Мельникова Ксения Александровна, студент, группа УИТС-41, ПГУТИ Экономические санкции, обращенные против России, имеют всевозможные корни, строение, устройства и цели. Отличительной особенностью данных санкций является их точечная направленность, т. е. ограничения накладываются не на государство в целом, как на единый геоэкономический субъект, а на отдельных резидентов страны: коммерческие структуры и физические лица. Также, отдельно надлежит заметить, что санкции исходят не только от отдельных суверенных государств, но и от экстерриториальных организаций. Изменения на финансовом рынке России.

В 2014 году финансовый сектор России встретился с некоторыми санкциями, которые понемногу вносить изменения в обстановку на финансовом рынке государства. Хотя их результаты обнаружились еще не полностью, уже сейчас возможно в общих чертах познакомиться со случившимися модификациями. Санкции, внедренные в отношении некоторых российских банков и компаний, можно распределить на три группы. Первая - так именуемые секторальные санкции.

Банки и компании, оказавшиеся в этом список, потеряли возможности выхода на долговые рынки США и Европы, но могут проводить свои выплаты или выплаты своих клиентов. Другими словами, содержанию их бизнеса ничего не грозит, но они обязаны поменять строение своего баланса, перейдя на внутренние источники финансирования. Санкции этой группы имеют отношение, прежде всего, к российским государственным банкам. В следствии примерно половина баланса банковского сектора России попала под санкции. Вторая группа санкций – так именуемый список SDN. В нем оказались некоторые российских частных банков, не самых крупные, и небольшое число российских компаний, большинство из оборонного сектора.

Эти санкции предполагают более серьезные ограничения, так как налагать запрет на проведение денежных платежей в пользу или от лица этих банков/компаний. В этом списке в первостепенной очереди оказываются те из них, собственники которых подверглись индивидуальным санкциям. То есть, оказавшиеся в нем банки/компании обязаны внести изменения в географию своего бизнеса, так как по большей части не могут участвовать в трансграничных операциях. Максимальной проблемой в масштабе всей экономики является третья группа – так именуемые мягкие санкции. Они не обнародованы официально, но их воздействие чувствуется из-за видоизменения ситуаций ведения бизнеса с российскими эмитентами и отношения к российскому капиталу. В общей сложности, речь идет об модификации процедур проверки технического оформления сделок (комплаенс). Вслед за созданием санкционных списков с июля 2014 года теоретический контроль над интернациональными платежами российских банков и компаний со стороны западных контрагентов перешел в режим ручного управления. Если прежде платежи проводились автоматически, то теперь в рамках санкционных ограничений международные банки обязаны контролировать, не связаны ли платежи в пользу контрагентов с финансированием компаний или банков из санкционных списков. За запоздание платежей и подробный анализ их аспектов банк, осуществляющий платеж, не несет материальной ответственности, но если он реализует платеж в пользу оказавшихся под санкциями банка или компании, то возможно встретится с большим штрафом со стороны международных регуляторов.

Хотя удлинение сроков реализации платежей не рождено официальными постановлениями властей США или ЕС, не смотря на это, более продолжительные и, главное, непредсказуемые сроки их проведения стали значительным последствием санкций для всех российских банков и компаний, так или иначе втянутых в международные финансовые отношения. В августе-сентябре прошлого года никто заблаговременно не знал, сколько времени потребуется на проведение той или иной выплаты, и банки-контрагенты не смогли дать верный ответ: в зависимости от условий процесс мог занимать от 2 до 6 дней, хотя до вступления санкций в силу не превосходил 1-2 дней. Вероятные опоздания платежей до сих пор волнуют эмитентов: если речь идет, скажем, о выплате процентов по кредиту или других долговых платежах, то такая дисфункция возможно приведет к техническому дефолту заемщика/эмитента. Скорее всего, платеж, в конечном итоге, будет проведен, но из-за репутационных рисков, связанных с исполнением обязательств не в сроки, может возрасти стоимость заимствований. Российские эмитеты долговых бумаг также встречаются с модификацией процедур управления рисками в западных банках.

Как и в случае видоизменения процедур контроля над оформлением сделок, эти меры не причисляются к числу официально обнародованных и воспроизводят ухудшение ситуаций ведения бизнеса для российских компаний и банков. На досрочном погашении долга пока никто не настаивает, не смотря на это, взгляд на рефинансирование текущего долга неоднозначен. Доля зарубежных банков, которые за прошедшие годы не скопили существенного кредитного багажа в России, приняла решение не приумножать свое присутствие на российском рынке капитала, и в ближайшее время будет ожидать погашения прежде отпущенных кредитов, то есть непосредственным образом понижать свое присутствие на российском рынке. Это касается взаимоотношения к кредитованию не только банков и компаний из санкционных списков, но и прочих структур.

То есть, речь идет о пересмотре кредитных лимитов на Россию как на класс активов. Прочие банки, багаж которых на Россию вполне значимый и которым тяжело быстро поменять ее на иной рынок, более склонны рефинансировать скопленные кредитные портфели, но не рассчитывают усиливать объем кредитования российских элементов. Об этих модификациях стратегии так же не провозглашается, заемщики и элементы узнают о них в процессе переговоров, когда готовятся к выходу на долговой рынок. Прибавочным вопросом после вступления санкций для российских банков стало более пристальный интерес к структуре их кредитного багажа. Прежде существенный вопрос, интересовавший инвесторов, имел отношение концентрации кредитных рисков на аффилированных заемщиках. Сейчас их интересует объем кредитной зависимости от компаний из санкционного списка, что вынуждает российские банки привносить коррективы в свои кредитные стратегии с целью соответствовать требованиям международных инвесторов. Неудивительно, что и истинные, и необъявленные, санкции спровоцировали интенсивное тревогу на рынке по поводу способности России обслуживать свой внешний долг.

Общий внешний долг к апрелю 2014 года составлял 716 млрд долл., из них только 69 млрд приходилось на долю государства, а остальное – на задолженность российских банков и компаний. Вывод: Пожалуй, предельный отрицательный эффект санкций обнаружился в работе межбанковского внутреннего валютного рынка. В следствии принятого в августе 2014 года решения наложить запрет на доступ российских госбанков не только к продолжительному долговому финансированию (от 90 дней), но и к рынку непродолжительных валютных кредитов (от 30 дней) и с учетом необходимости выплат по внешнему долгу на российском рынке возник дефицит долларовой ликвидности. Оборот долларовой секции валютного межбанковского рынка до этого момента составлял 1 – 2 млрд долл. в день, но под воздействием санкций он урезался до 100 млн долл.

в день. Процентные ставки по однодневным кредитам, находившиеся на уровне 0,1-0,2%, выросли в сентябре 2014 года до 1,0-1,5%. Этот дефицит установил давление на валютный курс рубля в сентябре-октябре 2014 года.   Заключение: Анализ санкций показывает, что они обращены на ограничение наличия российских государственных компаний в разнообразных сегментах мирового и, прежде всего, европейского рынка, на долю которого доводится половина внешнеторгового оборота РФ. Опираясь не на рыночную конкуренцию, а на политические и информационные механизмы, западные, прежде всего американские и британские, компании посредством международного лобби получают возможность в перспективе увеличить свою долю в желаемых сегментах рынка Европы. При сохранении или расширении текущих санкций, можно ожидать уменьшения доли российских компаний на нефтяном, и в перспективе на газовом, рынке Европы и замещение их американскими и британскими компаниями, которые ранее работали на рынок США. Россия в числе мировых лидеров по производству нефти и газа и эскалация конфликта с ней может привести к глобальному росту цен на нефть и газ, что может существенно усугубить и без того тяжелое посткризисное экономическое положение развитых капиталистических экономик. 1. Орлова Н., Долгин Д., Егиев С. (2013). Экономический рост в России: пора признать очевидное.

Москва: Центр макроэкономического анализа Альфа-Банка. Декабрь. Комментарии пользователей:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Реклама

^
^

Реклама

^

Популярные теги сайта

Календарь